Книга Дудов Ю.Н.

Книга о Дудове Ю.Н., Н.П.Петровичевой (скачать бесплатно)

О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет;
Но с благодарностию: были.
В. А. Жуковский


Юрий Николаевич Дудов принадлежит к поколению художников, на-
чало творческого формирования которых проходило в годы Великой Оте-
чественной войны. Учился он в Московском художественном институте
имени В. И. Сурикова. До этого окончил Художественно-педагогическое
училище «Памяти 1905 года». Его наставниками были прославленные ма-
стера — И. Э. Грабарь, С. В. Герасимов, А. В. Лентулов, В. Н. Бакшеев,
В. К. Бялыницкий-Бируля, И. И. Петровичев. В этих учебных заведениях
жили традиции «Союза русских художников», носителями которых были
сами преподаватели. Вышедшие из этих стен Ю. П. Кугач, В. Г. Цыпла-
ков, А. Г. Лысенко, В. К. Нечитайло, Е. Е. Зверьков, В. Ф. Стожаров,
В. Н. Гаврилов, Э. Г. Браговский, И. В. Сорокин, Н. К. Соломин,
Ю. Н. Дудов приняли от своих наставников эстафету русской реалисти-
ческой школы — широкое, свободное мышление, чувство правды жизни
и вместе с этим поэтическое восприятие окружающего мира. Творчество
Дудова характеризуется тем, что он внес в живопись собственное пони-
мание природы. В самом простом и обыкновенном мотиве он умел подме-
тить то сокровенное, что делало его близким и понятным каждому рус-
скому человеку. В его произведениях всегда жила музыка, которая про-
шла через всю его жизнь рядом с живописью. Именно она определяла
особый стиль, «мелодию» его полотен. Известный искусствовед В. М. Ло-
банов сказал о Дудове: «Поэтическое воплощение многообразной преле-
сти природы присуще тем художникам, которые наиболее остро чувству-
ют обаяние чудесного мира звуков. Это качество проявилось еще в пер-
вой картине Дудова «Вечерняя тишина» и продолжалось до последних
лет, проявляя неустанное стремление к пейзажу-картине, к тонкому ко-
лористическому раскрытию красоты изображаемого» 1.


1 В. М. Лобанов. Юрий Дудов. М., 1968.
 
Дудов рано начал принимать участие на выставках. Каждое его по-
лотно — итог вдумчивого творческого труда. Ему чужды были поиски
оригинальности и всегда он оставался художником-реалистом. Но его
полотна — отнюдь не простое списывание с натуры, а итог раздумий
и глубоких переживаний автора. К настоящему художник шел от про-
шлого, и черты прошлого помогали ему острее чувствовать нынешний
день. Встреча старого с новым всегда волновала Дудова. Часто он рабо-
тал над большими живописными сериями, что позволяло более широко
воплощать задуманное, усиливать воздействие найденных им образов.
Особое внимание художник уделял городскому пейзажу. Любовь
к этой теме шла от детских впечатлений, трепетного восторга перед па-
мятниками русской истории. Дудов достигает в своих полотнах гармонии
архитектуры с природой, в высшей степени свойственной древнерусским
зодчим. И в этом немаловажное достоинство его работ.
Опираясь на традиции, преподанные ему школой, художник всегда
шел в ногу со временем. Многие произведения Дудова посвящены собы-
тиям, происходящим в наши дни. Он отразил в них характерные черты
современности, эмоционально наполнив их яркими эстетическими образа-
ми. Дудов был участником почти всех современных ему крупных выста-
вок. Обширен диапазон его творчества: от лирического пейзажа до тем
Октябрьской революции и Великой Отечественной войны. Значительность
творчества Дудова в том, что он, будучи пейзажистом, умел создавать
картины, доносящие до зрителя дух истории и современности.

 ДЕТСКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ

Садится солнце. В тихих улицах Замоскворечья раздаются гулкие
шаги. Редкие прохожие. Изредка проезжает извозчик. Пустынно в этот
час. На вечернюю прогулку вышел мальчик. Он идет не спеша, любуясь
вечерним освещением. Последние лучи солнца окрашивают дома в розо-
вый цвет. А вот и колокольня, и красная церковь на фоне красного неба.
Красное на красном — как красиво! И вдруг зазвенели колокола. Маль-
чик останавливается. И всплывает в его памяти картина И. И. Левитана
«Вечерний звон». Хотя там иной цвет, по та же мелодия! Сливаясь со
словами песни, как бы разлитой в воздухе,— «Вечерний звон, вечерний
звон, как много дум наводит он...» — рождаются в душе образы... Маль-
чик пересекает Балчуг, канал. Полюбовавшись на заснувшее в воде отра-
жение, идет дальше, к реке. Поднимается на Москворецкий мост. Перед
глазами сказка: Московский Кремль, чудо рук человеческих. Все горит
в лучах солнца и надо всем — звон-перезвон колоколов! В этой части
Москвы все — значительно, все — история. Да и в собственном дворе на-
ходится одна из старинных построек XVI — начала XVII века. При Пет-
ре I здесь был каземат, долговая тюрьма, куда сажали проштрафивших-
ся купцов. Сколько произошло трагедий за этими глубоко уходящими
в землю стенами с узкими зарешеченными окошками. Дворами можно
пройтись к Кадашевским переулкам, где сохранились особняки с высо-
кими воротами, с чугунными и каменными оградами, уютные домики.
Иной из них всего в один этаж, да и тот врос в землю. А. можно пройтись
по Климентовскому переулку, где высится церковь св. Климента. Силуэт
этого шедевра архитектуры XVIII века устремляется в вышину, потря-
сая своей красотой на фоне вечернего неба...
В Замоскворечье протекали детские и юношеские годы будущего ху-
дожника, Юрия Николаевича Дудова, где он родился 23 февраля 1918
года. Мальчик рос в семье, в которой царила музыка. Все родственники
со стороны отца Николая Александровича — певцы, мастера игры на на-
 
родных инструментах, а со стороны матери Евдокии Ивановны сестры
пели в хоре. Сама Евдокия Ивановна — ученица Мазетти — обладала
чудесным лирическим сопрано и мечтала стать оперной певицей, но,
выйдя замуж, посвятила жизнь семье. Она и начала приобщать сына
к музыке с ранних лет. Отец художника не был музыкантом по образо-
ванию. Но, обладая абсолютным слухом, играл на многих музыкальных
инструментах. К тому же неплохо рисовал и фотографировал. За свои
снимки на выставках в Париже был дважды удостоен премий.
В семье поощрялся культ природы, всегда обитали животные: собаки,
кошки, рыбки, птицы, к которым все домочадцы относились с трогатель-
ной заботой. Дудов особенно любил собак. Как вспоминает его сводная
сестра Татьяна Дудова, став взрослым, он говорил: «Вот если бы все лю-
ди были такими искренними и чистыми в своих помыслах и чувствах!»
В доме Дудовых царила атмосфера творчества. Часто здесь бывал
композитор П. Г. Чесноков, большой знаток хорового пения. По расска-
зам Т. Н. Дудовой, вечера, на которых собирались гости, носили характер
концертов. Приходили А. В. Нежданова, Н. С. Голованов, Л. В. Собинов,
А. И. Южин и другие знаменитости того времени. В семье хранился аль-
бом с их автографами. В 1930-х годах у Дудовых бывали С. Я. Лемешев
и П. Н. Норцов, как неразлучные Ленский и Онегин. Приходили худож-
ники и композиторы. Дети тоже принимали участие в этих вечерах. В па-
мять об этих встречах позже Лемешев подарил Татьяне Дудовой свою
книгу «Жизнь в искусстве».
«Разговоры об искусстве, споры, обсуждения театральных премьер и
вернисажей не могли не оставить след в моем воображении. Будущее
я не мыслил вне искусства», —  вспоминал  Дудов  в  зрелом возрасте 1.
В обществе сверстников будущий художник любил выступать в роли
дирижера. А иногда, надевая наушники, дирижировал передаваемым по
радио произведением. Дома после посещения театра или концерта он лю-
бил строить макеты сцены, причем обязательно с оркестром, делал зари-
совки по памяти. Мальчик часто посещал музей А. С. Бахрушина, кото-
рый находился недалеко от дома, где жили Дудовы. Музей развивал его
любовь к театральному искусству. А что касается Третьяковской галереи,
которая была буквально напротив, то там он проводил свое свободное
время, подолгу простаивая у любимых полотен В. Д. Поленова, В. А. Се-
рова, И. И. Левитана.
                                   

1  Ю. Н. Дудов. Каталог выставки. М., 1976, б/с.
 
Каждое лето семья Дудовых выезжала на дачу в Подмосковье. Там
всегда было много гостей, в их числе Ф. Ф. Федоровский, о котором Дудов
вспоминал: «Замечательный театральный художник, который любил с от-
цом ловить рыбу. С ними я не раз встречал рассветы на реке Уче, близ
платформы Мамонтовская по Ярославской дороге»1. Уже тогда мальчик
не только любовался рассветами, но и писал с натуры, пробуя силы в жи-
вописи. Он с большой серьезностью относился к этим занятиям.
До учебы в школе Дудов посещал частное заведение Масленниковой,
которая обучала своих питомцев чтению, письму и, как тогда говорили,
приличным манерам. В 1928 году он поступил сразу в четвертый класс.
Школа находилась в начале Маратовского переулка, в здании бывшей
Протопоповской гимназии. Дудов стал одним из лучших ее учеников, гор-
достью класса. Особенно выделялся он на уроках рисования. По воспо-
минаниям его школьного товарища А. А. Коробова, Дудов очень быстро
и смело делал рисунки — как натурные, так и на свободную тему. Учи-
тель рисования Захаров всегда его отмечал. Работы Дудова с успехом
экспонировались на ученических выставках. По воспоминаниям друга
юности художника Н. С. Селезнева, перед окончанием школы Дудов дол-
го думал, куда идти дальше — в музыкальное или художественное учеб-
ное заведение. И все же живопись перетянула. В 1936 году он поступил
в московское Художественно-педагогическое училище «Памяти 1905
года».
Это училище было основано в 1925 году по предложению А. В. Луна-
чарского. Огромную роль в его организации сыграли художники
С. А. Матвеев и Е. Н. Якуб. Первым директором училища и стал Якуб,
а в 1930-х годах его сменил К. Ф. Морозов. Учебное заведение располага-
лось на Сретенке, в небольшом трехэтажном здании. Но в маленьких
классах, в темных коридорах и на винтовых лестницах шла кипучая
жизнь. Молодежь поголовно «болела» проблемами живописи. Даже самые
тихие, незаметные ученики загорались в спорах о существе и назначении
искусства, особенно нового, советского. В этих поисках истины дружба
завязывалась на всю жизнь.
На заре становления социалистического реализма здесь, в стенах учи-
лища, преподавали такие известные художники, как братья В. П. и
Н. П. Крымовы, В. Н. Бакшеев, П. И. Петровичев, С. И. Фролов,
А. Н. Чирков, Г. Н. Горелов, Н. Я. Белянин и К. Ф. Морозов. Все они —
1 Ю. Н. Дудов. Каталог выставки. М., 1976, б/с.
 
воспитанники Училища живописи, ваяния и зодчества, Петербургской
академии художеств, ученики В. И. Сурикова, И. Е. Репина, Н. А. Дубов-
ского, К. А. Коровина, И. И. Левитана — были людьми большой культу-
ры. Опираясь на традиции русского реалистического искусства, они учили
правде в передаче жизни, близости к родной природе и беззаветной люб-
ви к Родине. Они воспитывали новое поколение художников, способное
сформировать новое, социалистическое искусство.
В училище царила атмосфера взаимопонимания. Ее поддерживали
увлекательные беседы преподавателей и учеников о методах творчества,
совместные поездки на пленэр и дружеские встречи вне стен училища.
Дудов сразу обратил на себя внимание незаурядными способностями.
Обширные знания, начитанность выделяли его среди сверстников. Он та-
лантливо работал в классе живописи, прекрасно рисовал и компоновал.
Его ученические работы, сдержанные и благородные по колориту, отли-
чались широким видением натуры. Педагоги ставили его в пример дру-
гим. Дудов был настолько эрудирован, что иной раз вступал в дебаты
с учителями. Он задавал подчас такие каверзные вопросы, что препода-
ватели, отвечая, сами увлекались и нередко забывали о только что вы-
званном студенте. Особенно это касалось уроков Б. А. Скорунского, кото-
рый вел всеобщую историю. Страстный любитель своего предмета, он мог
часами рассказывать о давно минувших событиях, насыщая их интерес-
ными фактами и эпизодами. Именно с ним у Дудова бывали необыкно-
венно оживленные «прения». Весь класс слушал их, открыв рот, забывая,
что давно уже началась перемена.
Очень много Дудов работал дома. Товарищи часто заходили к нему
на квартиру в Ордынском тупике. Все стены здесь были увешаны этю-
дами, и экспозиция все время менялась. Полные живости и непосредст-
венности, его этюды производили сильное впечатление и очень нравились
друзьям. Дудов писал этюды с натуры и по памяти. Последнее он особен-
но любил. Он рассказывал товарищам, что обычно по нескольку раз хо-
дит наблюдать натуру, но пишет дома по памяти. А потом еще раз идет
на природу, чтобы исправить этюд, добавив увиденное. Этот метод он
особенно рекомендовал всем,' считая, что на первых порах творчества
именно такой способ может стать основой самоутверждения художника.
Благодаря ему обострялось видение, развивались память и способность
к обобщению.
В годы студенчества Дудова у него с друзьями сложилась замеча-
тельная   традиция   встречаться   по   праздникам   то  на  квартире  Дудовых,
 
то в семье Петровичевых. Эти вечера с серьезными разговорами, с музы-
кой надолго оставались в памяти. Юрий был душой общества. Остро-
умный и жизнерадостный, он умел сделать разговор содержательным,
а отдых веселым. Вечера обычно начинались с прослушивания музыки.
Часто Юра исполнял что-нибудь из своих любимых композиторов: Бет-
ховена, Скрябина, Чайковского. Его игру слушали с удовольствием.
А потом вдруг сразу резкий переход: «Ну, хватит серьезного, давайте
веселиться!» И место у пианино предоставлялось сыну Петровичева,
Николаю. Несмотря на разницу лет, Юрий и Николай очень дружили,
их объединяла музыка. Коля начинал играть веселые мелодии для тан-
пев. Юрий был щедр на выдумки, заражая радостью всех окружающих.
Он умел мгновенно преображаться. В ход шло и полотенце, висевшее на
стене, и салфетка со стола. Навернув тюрбан, заткнув за кушак длинный
нож п зажав в зубах устрашающий «кинжал», он отплясывал под востор-
женный смех собравшихся.
Дудов был неуемен в своей страсти к музыке, которая не остывала
в нем с годами. Музыке он уделял все свободное от учебы время. Селез-
нев говорил, что Дудов и ему привил любовь к музыке, приобщил к куль-
туре музыкального мышления. «Наше училище, наши видавшие виды
стены и обшарпанные лестницы, особенно последняя площадка перед
чердаком, делались для нас возвышенными, поэтичными и таинственными,
как только мы с Юрой со звонком на перемену поднимались сюда, чтобы
музицировать. Обычно он начинал дирижировать и напевать, затем под-
ключался и я, и мы уходили в мир звуков,— вспоминает Н. С. Селезнев.—
На этой голубятне мы были, как на седьмом небе, а внизу — свой ритм
жизни: гул и шум. Но они не отвлекали нас от наших занятий; мы «про-
игрывали» Пятую симфонию Чайковского. Здесь же, среди копоти и пыли,
Юра рассказывал о музыке на темы любви, природы. Все это было нам
необходимо, так как погружало нас в сферу высокого и чистого и про-
буждало в нас дар творчества»1. Да, не зря Дудов говорил, что при окон-
чании школы ему пришлось пережить душевную трагедию: какой
выбрать путь? И потом, став уже живописцем, Дудов мечтал создавать
глубоко эмоциональную, музыкальную живопись. Привнося в живопись
теорию Скрябина в музыке, он пытался средствами живописи передать зву-
чание  того  или  иного  мотива  2.  Дудов нередко сопоставлял творчество  ху-

1    Из беседы с Н. С. Селезневым.
2    Имеется в виду идея Скрябина о «синтетическом искусстве», где музыкаль-
ным звукам соответствовали бы определенные цвета.
 
дожников с музыкальным. Как вспоминает один из близких друзей Ду-
дова скрипач В. Р. Гертович, Дудов восхищался Врубелем, сравнивая
его со Скрябиным, а музыка Римского-Корсакова ассоциировалась у него
с творчеством В. М. Васнецова. По словам другого его товарища живо-
писца Глеба Миронова, Дудов, работая над своими полотнами, иногда
напевал любимые мотивы. Особенно часто это была Девятая симфония
Бетховена. «В училище во время больших перемен мы бежали в гим-
настический зал поразмяться, а Юра здесь же садился к роялю,— вспо-
минает Миронов.— Мы играли в чехарду, прыгали друг через друга, че-
рез рояль, через него. Он же ничего не замечал и продолжал играть, ни-
чего не слыша, кроме звуков симфонии» 1. Дальше Миронов рассказывает,
как они готовились в 1933 году к прослушиванию новой постановки «Ива-
на Сусанина». Дудов знал многие особенности музыкальной партитуры
этой оперы и охотно объяснял, как следует относиться к слышанному.
Сам он имел привычку готовиться к восприятию оперы, на которую шел:
прочитывал партитуру, разучивал арии. Имея абсолютный слух, он за-
мечал любую фальшивую ноту и чувствовал, когда артист пел не в пол-
ную силу своих возможностей. С друзьями он часто посещал консерва-
торию и ходил на концерты, не пропуская выступления М. П. Максако-
вой, Е. А. Обуховой, И. С. Козловского, С. Я. Лемешева, А. И. Орфенова
и ряда других любимейших артистов.
В 1938 году в училище было намечено подготовить досрочный выпуск,
для чего отобрали студентов из трех групп предпоследнего курса.
В этот объединенный класс попал и Дудов, что дало ему возможность
закончить училище раньше многих сверстников. В 1940 году он получил
диплом с отличием. Дипломная работа, которую он защищал, была на-
писана на тему «Освобождение Белоруссии». Таким образом, уже в те
годы в его творчестве отчетливо прозвучала тема гражданственности.
1 Из беседы с Г. А. Мироновым.

ИНСТИТУТ. НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГО ФОРМИРОВАНИЯ

Великая Отечественная война застала Дудова в Московском художе-
ственном институте, куда он поступил в 1940 году после окончания учи-
лища. В первые же дни войны Дудов, как и многие его сверстники, устре-
мился в военкомат, надеясь попасть на фронт. Но из-за слабого состоя-
ния здоровья желание его не могло быть удовлетворено. Дудов остался
в Москве и начал заниматься в группе МПВО и на курсах химической
защиты.
«Военный сорок первый год я встретил в институте,— напишет впо-
следствии Дудов.— Помню маленький домик на улице Фрунзе, напротив
библиотеки имени Ленина, где мы, оставшиеся в Москве, тогда занима-
лись. Памятные дежурства на крыше вместе с Александром Александро-
вичем Дейнекой, занятия в литографской мастерской и участие в пла-
катной бригаде при МПВО. Трудные были эти годы. Никогда не забудет-
ся суровая Москва первых лет войны. Ее строгий ритм. Первые салюты
и, наконец, Победа» 1. В дальнейшем все пережитое, прочувствованное
в эти военные годы найдет яркое отражение в творчестве.
Многие близкие товарищи Дудова — вчерашние выпускники училища
«Памяти 1905 года» — ушли защищать Родину. Но его связь с ними не
прерывалась. Бывая в Москве, друзья старались встретиться при первой
же возможности. «П. И. Петровичев с 1937 года [...] начал преподавать
в Художественно-педагогическом училище «Памяти 1905 года»,— вспоми-
нает жена П. И. Петровичева О. Э. Петровичева — [...] Весь его выпуск-
ной курс ушел на фронт. Ученики писали оттуда письма, а приезжая с
фронта, приходили к нам в дом. Петр Иванович к концу войны от
МОССХа стал получать продовольственный паек, и с большим удоволь-
ствием устраивали мы с ним вечера для молодежи. Всегда все самое
вкусное  припасалось  на  этот  случай,  хотя  с  питанием  было  очень сложно

1 Ю. Н. Дудов. Каталог выставки. М., 1976, б/с.
 

в те дни. Собиралась молодежь [...], и Петр Иванович с удовольствием
принимал участие в этих дружеских встречах» 1.
То были запоминающиеся вечера. Они приносили радость общения
и давали новый заряд бодрости так внезапно повзрослевшим и возмужав-
шим друзьям юности. Как и до войны, в доме Петровичевых встречались
будущие художники Н. С. Селезнев, П. Н. Богачев, Н. Н. Шмидт,
В. Ф. Бурлаков, В. В. Руднев, М. А. Аллендорф, В. М. Эльманович,
В. С. Тюрин, будущие искусствоведы М. Т. Кузьмина, Н. Н. Третьяков
и другие.
Позднее Дудов писал: «Вспоминая годы учения, сначала в училище
«Памяти 1905 года», а затем в Институте имени Сурикова, нельзя не
сказать о влиянии на тогдашнюю молодежь таких мастеров, как И. Гра-
барь, С. Герасимов, А. Лентулов, П. Петровичев. Каждый из них был
крупным художником и своеобразным педагогом. Если Игорь Эммануи-
лович Грабарь развивал принципы мюнхенской школы Ашбе, добиваясь
понятия «большой формы», то Сергей Васильевич Герасимов уделял боль-
шое внимание колористическим задачам. Необыкновенно тонко чувство-
вал цвет Аристарх Васильевич Лентулов; он буквально заражал своим
чувственным отношением к натуре. А с какой легкостью он ставил на-
тюрморты! Поставит вроде бы обыкновенно, а затем начинаешь всматри-
ваться и поражаешься, как же удивительно и прекрасно. С каким на-
слаждением его пишешь!» 2
В годы войны произошла встреча Дудова с замечательным художни-
ком В. К. Бялыницким-Бирулей. По собственному признанию Дудова,
именно он помог ему обрести то сокровенное, что стало затем присуще
Дудову как художнику. Он вспоминал: «Мне посчастливилось несколько
раз бывать на его знаменитой даче «Чайка» в Удомле и, что особенно
важно, ходить с ним на этюды: видеть художника в общении с природой,
видеть таинство создания произведений, ибо небольшие этюды Бялыниц-
кого-Бирули — это совершенно законченные произведения, полные поэ-
тического восторга, нежного, музыкального отношения к натуре [...]
Крупнейший мастер, обаятельный человек, проникновенный поэт, он
научил меня видеть природу иными глазами: слушать приближение вес-
ны,   чувствовать   тепло   весенней   земли,  прозрачность  утренних  зорь,  на-

1  О. Э. П е т р о в и ч е в а. Годы, прожитые вместе.— В кн.: В. В. Р у д и е в. 
 П. И. Петровичев. О жизни и творчестве художника. М., 1979, с. 79.
 2  Ю. Н. Дудов. Каталог выставки. М., 1976, б/с.    
 

бухание почек, а затем ощущать чудесный запах клейких листочков то-
полей берез, черемухи — и все это в шумном птичьем гомоне» 1.
   Учась в институте,  Дудов  упорно  работал  на  пленэре.  Его  часто  мож-
но было видеть в городе или в любимом Подмосковье. Шла война, и мо-
лодой художник с удвоенной любовью, со всей страстностью, на какую
был способен, писал окружающую природу. Глядя на его работы тех
лет,  всей  душой  ощущаешь  очарование  и  поэтичность  нашей  родной зем-
ли. По воспоминаниям Селезнева, Дудов, работая над этюдами, как бы
погружался в мир звуков: «Он «слушал» живопись. Когда не задавался
этюд он переживал — как бы обрывалась струна. Подтягивал, настраи-
вал, пока не наладится и наконец не войдет в живописную симфонию» 2.
Вскоре после войны состоялась другая, не менее важная для молодо-
го художника встреча. Дудов писал: «Не могу не вспомнить также с ве-
личайшей благодарностью художника Дмитрия Михайловича Тархова, его
практические советы, его теплое товарищеское слово, которое помогло
мне утвердиться как художнику, поверить в себя. Кстати, это знакомст-
во состоялось в превосходном местечке под Москвой, в знаменитом Аб-
рамцеве, вскоре после войны. Походы с этюдником, горячие споры об
искусстве, чудесная природа этих мест — все это невозможно забыть.
Пожалуй, именно тогда мне стало ясно, что основной для меня станови-
лась лирическая, поэтическая сторона в искусстве. Вот почему я все боль-
ше склонялся к пейзажу» 3.
И еще одно событие, произошедшее все в том же Абрамцеве, сыгра-
ло немаловажную роль в жизни Дудова. Это знакомство со скрипачом
Витольдом Гертовичем, большим любителем живописи. Случилось так,
что Дудов сидел у реки под горой и писал этюд, и вдруг с высоты холма
за его спиной полились чарующие звуки. Художник писал, а кто-то
музицировал. На расстоянии произошло как бы слияние душ, которое
вылилось в сердечную дружбу. Впоследствии они вместе посещали теат-
ры, концерты и выставки, делясь впечатлениями. Старались не пропус-
тить ничего значительного в области современного искусства: будь то при-
езды Игоря Стравинского, итальянского пианиста Вилли Феррера и дири-
жера И. Б. Маркевича или спектакль «Отелло», поставленный Вахтангом
Чабукиани.  Позже  Дудов  и  Гертович  с  семьями  выезжали   за   город.  Осо-

1     Ю.Н.Дудов. Каталог выставки, М., 1976, б/с.
2   Из беседы с Н. С. Селезневым.
3     Ю.Н.Дудов. Каталог выставки, М., 1976, б/с.


бенно запомнились полные радости зимние прогулки. Часто бывали на
этюдах. Однажды ранней весной поехали на станцию Турист — Дудов,
Г. Миронов, В. Гертович и Руйкович, приятель-фотограф. «Мы с Юрой
писали этюды, двое сопровождали нас из любви к искусству,— рассказы-
вает Миронов.— Мы остановились на три дня у одной старушки, гуляли,
фотографировались. Написали несколько этюдов. Сходил снег, и за три
дня так развезло, что невозможно было пройти. Мы с Юрой были в са-
погах, а Гертович и Руйкович в ботинках. С трудом добрались до станции.
Нагруженные этюдниками, холстами, вытаскивали из луж своих промок-
ших друзей. Юра буквально на спине тащил Витольда. Возмущались,
острили и хохотали до упаду, проваливаясь в холодную воду. Вероятно,
забавное зрелище представляли мы со стороны»1.
Дудов еще в начале 1940-х годов начал работать в своем Замоскво-
речье, не раз проходя по проторенным с детства дорожкам.
Замоскворечье — одно из старинных мест Москвы. Здесь, на участке
между Большой Полянкой и Пятницкой улицами, сохранилась в основ-
ных чертах структура древнего города. В его центре стоит церковь Воз-
несения, вокруг которой вьются многочисленные переулки и тупички,
а маленькие домики в один-два этажа, построенные па подклетях еще
XVII века, напоминают о временах А. Н. Островского. Сейчас это один
из заповедных районов Москвы.
Ордынский тупик, где родился Дудов, начинается от Лаврушинского
переулка с его знаменитой Третьяковской галереей, а рядом находятся
церковь Николы в Толмачах и великолепная усадьба Демидовых с огра-
дой из литого кружева. Далее тупик выходит на Ордынку, замыкаясь
церковью Всех Скорбящих Радостей — совершеннейшим памятником мос-
ковского классицизма. Здесь, на Большой Ордынке, Дудов поселился пос-
ле женитьбы (с 1950 г.) в доме рядом с церковью Николы в Пыжах. Ко-
нечно, эти прекрасные архитектурные сооружения, как и музыка, посто-
янно жившая в душе Дудова, непрестанно формировали его как худож-
ника. Впоследствии в своем творчестве он не раз воспевал произведения
рук человеческих — особняки и церкви Замоскворечья и Коломенского,
величавые соборы и монастыри Пскова, Суздаля и Киева, пленительную
деревянную архитектуру Севера и таинственные, мощные сооружения
Самарканда, Бухары и Хивы.
В   1942  году,  еще  будучи  студентом,  Дудов  начал  работать  в Москов-

1 Из беседы с Г. А. Мироновым.

ском Товариществе художников. В 1947 году он стал его членом. Выпол-
няя заказы Товарищества, он совершал многочисленные творческие по-
ездки, которые существенно расширили его кругозор. Так, на республи-
канской выставке 1947 года Дудов показал работу на новую для него
тему «В колхозе» (1947). На основе материалов, привезенных с Кавказа,
художник создал большое полотно «Город Гори» (1949), с которым вы-
ступил на Всесоюзной художественной выставке 1949 года. Эта работа
была положительно отмечена критикой. Искусствовед Н. И. Соколова
обратила внимание читателей на возвышенную поэтичность образа Роди-
ны в целой серии пейзажей В. Н. Мешкова, А. М. Гиневского и Ю. Н. Ду-
дова1. В 1950 году Дудов стал кандидатом Московского отделения Союза
художников, а через три года — его членом.
Представленные на весенней  выставке  1953   года  работы  Дудова  «Про-
буждение»   (1950),   «На вечерней заре»,   «Вечер»   и   «В лесу»  (все 1953 г.) 

1 См.: Наталья Соколова. Животворящий образ искусства.— Советское искус-
  ство, 1950, 1 января.

привлекли внимание посетителей своеобразным колористическим реше-
нием и музыкальностью. Казалось, что живопись  этого  художника можно
не только созерцать, но и слушать. Критик А. Членов и искусствовед
О. И. Сопоцинский отмечали глубину настроения этих пейзажей. Так,
Сопоцинский писал: «Полны настроения прекрасные работы Ю. Дудова
«На вечерней заре», «Вечер». Пейзажи московских живописцев говорят
о плодотворном развитии советской пейзажной живописи, о зрелом мас-
терстве художников, выражающих в образах природы большие человече-
ские чувства»1.
1 О. С о п о ц и н с к и й. Новые работы московских живописцев.— Вечерняя Москва,
1953, 26 июля.

ДУДОВ - ЛИРИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖИСТ

Ранними веснами, когда начинает звенеть капель, будто переливает-
ся нежная, хрупкая мелодия, художник собирается в новые поездки.
В одну из таких весен Дудов как-то сказал: «Что-то сладостно щемящее,
будоражащее душу просыпается во мне ранней весной. Будто сотни ко-
локольчиков звенят в переливчатой мелодии и зовут в даль необъятную,
на лоно природы. Хочется вдыхать ее запахи, слушать ее шорохи и му-
зыку, скрытую в ней. Я очень люблю весну, люблю пробуждение нашей
природы, начиная с первых проталин и до буйного цветения черемухи».
Собирался в дорогу всегда заранее, готовился, как к прослушиванию лю-
бимого концерта или оперы. И привозил из поездки много работ, большая
часть которых могла стать украшением любой выставки.
Для произведений Дудова начала и середины 1950-х годов характер-
ны тонкое ощущение цвета, единый колорит. К работам такого рода
можно отнести «На вечерней заре» (1953), «Теплый февраль», «Вновь
пришла весна» (обе 1955 г.), «Песнь весны» (1957). С этого периода
художник навсегда включился в создание большой задушевной поэмы
о родной природе, пронизанной лиризмом и поэтическим мироощущени-
ем. Много позже, характеризуя творчество Дудова, его современник, ху-
дожник Ю. Кугач, скажет: «Лирик по натуре, он создал свою песню
о скромной и близкой нашему сердцу природе России. Ласковые, свет-
лые весны с проталинами на полях, журчащими ручьями, летняя пора
с облаками, плывущими по голубому небу. Бескрайние поля и леса, вы-
деляющиеся темными силуэтами. Тихие осени и мягкие снежные зимы —
вот мир, в котором жила его музыкальная душа и который воссоздавал
он в своих полотнах» 1. На выставке молодых московских художников
1954 года и следующей за ней весенней выставке 1955 года Дудов пред-
ставил новые полотна «Весна идет» (1954) и «Апрель. Подмосковье»
1  Из воспоминаний Ю. П. Кугача, хранящихся в семье Дудовых.
 

(1955), которые были отмечены критикой за их проникновенность и кра-
соту. Так, например, В. Зименко в своей статье по поводу картины Дудо-
ва «Апрель. Подмосковье» писал: «Как крепко и мастерски исполнено это
полотно при обилии тонко подмеченных подробностей лесного пейза-
жа!» 1. Но если в этот период в произведениях художника проявлялось
тяготение к манере передвижников, стремление передать окружающее как
можно точнее, то позднее он стал искать новую, более живую манеру
письма. Погружаясь в атмосферу изображаемого, он приходит к обоб-
щенному образу природы, цельному и пластичному. В 1950-е годы идет
непрерывный рост мастерства художника, стремящегося проникнуть в
самую суть воспроизводимой действительности. Ему становится прису-
щим глубоко национальный подход к отображению родной природы, ха-
рактерный для лучших русских живописцев еще со времен А. К. Савра-
сова.
В это время Дудов едет на Урал. В созданных там картинах — стро-
гость и красота уральских гор, бурно мчащиеся реки, суровое свинцовое
небо. Работая над пейзажем, художник, не оставляет без внимания и раз-
мах современного строительства. Дудов всегда стремился ощутить пульс
того нового, что отличает наш сегодняшний день от вчерашнего. В ре-
зультате этой поездки была создана картина «Уральский металлургиче-
ский завод, г. Златоуст» (1956).
В 1960-х годах Дудов создает такие полотна, как «Снег сходит»
(1963), большую картину «Ледоход» (1964), «В апреле» и «Ветлы цве-
тут» (обе 1965 г.). Широта манеры исполнения не мешает мастеру
выразить в этих произведениях с большой достоверностью и убедительно-
стью аромат оттаявшей земли, нежную прозрачность воздуха и тончай-
шую, разлитую вокруг мелодию звуков. И в то же время, как бы в пред-
чувствии какого-то свершения, предвосхищающего приход настоящей вес-
ны, художник слегка насторожен: вместе с природой он прислушивается
к затаенным в ней силам. Во всем, что он изображает, ощущается скры-
тая непрерывная борьба, которая вот-вот разрешится бурным взрывом.
Героический пафос творчества Бетховена, одного из любимейших Дудо-
вым композиторов, вдохновлял его. Звучание темы произведений Бет-
ховена, отражающей патетику, борьбу и затем революционный взрыв,
присутствует  и  в  творчестве  Дудова.  В  таком  полотне,  как «Ледоход», ав-

1 В. З и м е н к о. Родные места. Выставка новых работ московских художников.—
Московская правда, 1956, 21 мая.

тор  передает  всеохватывающее  пробуждение  природы  от  зимнего  сна.
Умело используя богатые колористические возможности, он  создает  впе-
чатляющую картину момента, когда лавина льда, своим натиском сметаю-
щая царство холода, утверждает приход весны. И  впоследствии,  в  конце
1960-х годов, в полотнах Дудова будет сочетаться лиричность настроения
с боевым ритмом, созвучным темам революции и войны.

 1962 году в залах Центрального Дома работников искусств состоялась первая персональная выставка Дудова «Лирический пейзаж». В небольших этюдах, представленных на выставке, ярко передано непосредственное, живое отношение художника к природе, любовь к ней. Темы этих
работ — близкие его сердцу уголки Замоскворечья и пригороды Ленинграда, малые города — Руза, Коктебель, Сим и ряд других. Выставку открыл
искусствовед В. М. Лобанов. Он тепло поздравил автора с успешным дебютом. В выступлении художника А. Саханова отмечалось, что Дудов
обладает тремя качествами, необходимыми любому художнику,— чувствовать, знать и уметь. Т. П. Радимова, дочь известного художника и поэта II. А. Радимова, преподнесла экспоненту шутливый экспромт, который
21
заканчивался словами: «И в этой серии пейзажей и этюдов твоя рука чарует сердце, Дудов!»
 Говоря о доступности искусства Дудова, о силе его воздействия на
зрителя, можно привести воспоминания Н. Я. Фоминых, которая познакомилась с художником на Урале, в его первый приезд туда в 1954 году.
Геолог по профессии, Фоминых предложила тогда Дудову запечатлеть
в картине сказочные образования, возникшие при размыве меловых отложений. Они напоминали собой средневековый замок. Но «Юрий Николаевич, хотя и долго любовался хрупким творением капризных весенних
вод, а писать их не стал, сказав, что они будут выглядеть на полотне
неестественно. Вместо «замка» написал он небольшую известковую скалу — камень на зеленом склоне овражка с наклонившейся березкой. После этого я повела его на крутой берег Пышмы, откуда открывался красивый вид на ее излучину с крутым скалистым берегом с одной стороны
и лесными пологими склонами невысоких гор вдали, и Юрий Николаевич с удовольствием написал этот пейзаж. Но настоящее воодушевление
я увидела на лице художника несколько дней спустя, когда мы вечером
отправились на озеро Балтым. К берегу мы подъехали перед заходом
солнца. Над озером, отражаясь в спокойной воде, горел малиново-оранжевый закат. Юрий Николаевич, выскочив из машины, на ходу раскрыл
этюдник и стал быстро, как мне показалось, «набрасывать» краски на
картон. Мы молча стояли рядом, картина заката менялась ежесекундно,
и я думала, что ее, как и музыку, остановить невозможно. Но маленький
этюд с закатом над озером Балтым теперь висит у меня на стене» 1
.
 На осенней выставке 1966 года Дудов показывал четыре произведения: «Ветлы цветут» (1965), «Снег сходит», «Холодная весна» и «Осенний вечер» (все 1966 г.). Последнее, небольшое по размерам полотно
посвящено Сергею Есенину. Хрупкие березки на переднем плане, вдали
стог сена, на горизонте узкая полоса леса, небо в мелких облаках, луга
в серебристой дымке — все так соответствует настрою лирики поэта. Дудов любил поэзию, которая воспевала природу. Поэтому ему был близок
Есенин. Недаром еще на открытии выставки «Лирический пейзаж»
В. М. Лобанов сравнивал произведения Дудова со стихами Есенина. Художник любил также Пушкина, Лермонтова, Фета, Тютчева, которые волновали его прежде всего музыкальностью, завораживали звучанием самих слов.
1 Из воспоминаний Н. Я. Фоминых, хранящихся в семье Дудовых.

Пейзажи Дудова 1960—1970-х годов характеризуются свежестью и
мастерством живописного языка, смелой и свободной манерой исполнения.
Вглядываясь в полотно «Весенняя дрема» (1972), мы видим, как обобщенно, намеком пишет он ветви, словно связывая их с небом. Здесь все —
ожидание, все притихло, вот-вот зацветет, наполнится пением птиц и ярким светом. А как прозрачен и чист воздух и какие большие живописные
отношения — золотое небо и сиреневый снег в картине «Коломенское.
Март» (1971)! И поэтичное «Кружево весны» (1967) манит нас своим
нежным трепетом едва распустившейся листвы. И здесь тоже, сливая вершины деревьев с небом, художник добился особой воздушности и легкости пейзажа.
 Из весенней поездки в старинный русский город Боровск Дудов привез глубоко прочувствованные произведения «Апрель в Боровске» (1972)
и «Под Боровском» (1973). Обе картины написаны в теплом, розовом
колорите, так и ощущаешь негу лучей еще негорячего весеннего солнца,
тишину и мягкость воздуха, в котором словно растворяются контуры
23
предметов. Обращаясь к образу природы, запечатленному Дудовым, нельзя не чувствовать близость его мироощущения поэзии Ф. И. Тютчева.
С этим великим поэтом художника роднит ощущение полноты жизни:
Сияет солнце, воды блещут,
На всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.
Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.
 В пейзажах большое внимание Дудов всегда уделял небу. Тонкими
слоями, как бы легкой дымкой ложатся у художника краски: из-под
верхнего слоя просвечивает предыдущий. Этим приемом достигается впечатление движения воздушной массы. Небо у Дудова является не только
источником света, но оно придает настрой всей картине: вселяет то радость, то грусть, а то и тревогу.
 Еще одна поэтическая страница в творчестве Дудова — это цветы,
главным образом, простые, полевые. Написанные с большой любовью
и проникновенностью, они передают аромат лугов, полей и лесов. В натюрмортах художника особенно часто изображены ветки цветущей черемухи, рябины, шиповника. И также нередко в его пейзажах цветут деревья: ветлы, вербы. Часто Дудов размещает свои букеты на окне или
на террасе, как бы продолжая их связь с окружающей природой. Писательница Е. Л. Быкова рассказывает: «Как-то принесли мне из Ботанического сада несколько орхидей. Я была восхищена причудливостью их
формы и изысканностью расцветки. Но огорчала мысль, что все это неизбежно исчезнет, цветы увянут. Подумалось: это чудо необходимо запечатлеть. Позвонила Марине (жене Дудова), хотя и было позднее время.
Попросила, чтобы она уговорила мужа сохранить мне орхидеи, написать
их. Меня поняли. Художник пришел с загрунтованным картоном, красками, кистями. От ужина и чая отказался. Сел за работу. Эти орхидеи
и сейчас радуют меня и удивляют всех своей неповторимой красотой» 1
.
1 Из беседы с Е. Л. Быковой.

МОСКВА СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ

Начиная с 1950-х годов все большее место в советском искусстве за-
нимает тема послевоенного строительства, восстановления народного хо-
зяйства. Для художников она была новой, тем не менее на нее отклик-
нулись как представители старшего поколения, в частности, А. В. Куприн,
П. В. Кузнецов, Б. Н. Яковлев, Б. Ф. Рыбченков, Я. Д. Ромас, В. Ф. Штра-
них, Н. А. Радимов, так и недавно окончившие институт И. А. Попов,
А. А. Тутунов, Д. Д. Жилинский, И. А. Агапов, В. В. Руднев, К. М. Ан-
тонов. В их числе был и Дудов. Несмотря на разницу творческих индиви-
дуальностей и почерков, всех этих художников объединяло одно чувст-
во — острота восприятия сегодняшнего дня. Их работы тех лет отлича-
лись глубокой взволнованностью. Что касается Дудова, то он в своих
произведениях стремился отобразить самое главное, созвучное времени.
В отдаленных от центра Москвы районах новостроек он находил интерес-
ные сюжеты. В его городских пейзажах, содержащих приметы патриар-
хального уклада древней Москвы, оптимистически звучит мотив сегод-
няшнего дня, он умело сочетает изображение старой архитектуры с но-
вой. В произведениях этого цикла мы зримо ощущаем связь времен. Ху-
дожник сумел выразить не только внешние атрибуты темы преобразова-
ния, но и передать само дыхание жизни, ее движение.
В 1957 году в нескольких выставочных залах экспонировалась боль-
шая выставка «Москва социалистическая». Москва давно была одной
из волнующих тем для многих русских художников, которые своими про-
изведениями оставили глубокий след в изобразительном искусстве.
А. Д. Кившенко, И. Е. Репин, В. И. Суриков, А. М. Васнецов, В. Д. По-
ленов и многие другие тем самым проявляли внимание и любовь к окру-
жающей действительности, свой интерес к прошлому и настоящему Мо-
сквы. Наши советские художники продолжают эту эстафету, наполняя
свои произведения новым содержанием. Одной из отличительных сторон
выставки является участие на ней художников самых разных поколений.
 


Дудов выступает в кругу таких пейзажистов, как Г. Г. Нисский, Ф. С. Шур-
пин, В. Ф. Штраних, Б. Н. Попов, А. И. Морозов, И. В. Сорокин, Г. Э. Са-
тель.
Здесь Дудов представил полотно «На юго-западе столицы» (1957),
изображающее гигантскую стройку: на фоне неба высятся краны, воздви-
гается будущий район науки и культуры, район студентов.
В дальнейшем Дудов не раз возвращается к теме преображающейся
Москвы. Он создает ряд картин—«Строительство метромоста» (1963),
«Москва строится» (1970), «Трудовые будни столицы» (1975). Художни-
ка привлекает современный городской пейзаж. Средствами выразительно-
го и оригинального решения темы, своеобразной композицией он застав-
ляет зрителя убедиться в значительности происходящего. Можно сказать,
что новые кварталы Москвы очень лиричны у художника. Создавая тре-
петность света, Дудов часто показывает город в сумерках, что смягчает
контуры прямоугольных зданий и легко вписывает их в небо. Иногда
он приближает здания к зрителю, тем самым подчеркивая значительность
изображаемого объекта.
На выставке произведений московских художников 1960 года обра-
тил на себя всеобщее внимание большой холст Дудова «Москва индуст-
риальная» (1960). Здесь привлекает сложно задуманная композиция, по-
строенная на необычно размещенных световых контрастах. Первый план
погружен в тень, а вдали, через реку, ярко освещены здания новостроек.
Таким приемом художник усиливает роль ведущего цветового аккорда:
синева холодных ближних теней подчеркивает напряженность теплых,
золотистых тонов заднего плана, который и притягивает глаз зрителя.
Тут же были представлены два поэтических пейзажа «Весенние поросли»
и «Земля задышала» (оба 1960 г.). Все три работы были отобраны на пер-
вую выставку «Советская Россия», которая состоялась в 1960 году.
Особо следует остановиться на картине Дудова «Пути-дороги» (1962),
представленной на юбилейной выставке 30-летия Московской организа-
ции Союза художников. В картине опять сложная композиция: на высо-
кой насыпи по шоссе через мост движется транспорт, а под мостом про-
ходит железнодорожный состав. Целеустремленность движения вперед
передается ритмом столбов, потоком машин на шоссе. Еще более под-
черкивается оно направлением клубов пара. Впечатление беспрерывно-
сти движения усиливает бурное облачное небо. Цвет насыщен и плотен.
Соотношения солнечного света и теневых пятен создают впечатление
взволнованности.  Свидетелем  работы  над  этой  картиной  был  друг  Дудова

В. И. Иевлев, который вспоминал: «Помню, как создавалось полотно
«Пути-дороги». Дудовы тогда жили на станции Морозки, и Юра облюбо-
вал мотив у выезда на Дмитровское шоссе с окружной дороги. Он делал
массу этюдов, искал наиболее -выразительное решение. Я часто приезжал
на дачу к Дудову и сопровождал его, а когда с этой картины были напе-
чатаны открытки, Юра преподнес мне одну из них с надписью» 1.
В 1964 году Дудова заинтересовала тема метро. Он написал много
этюдов в разных районах Москвы. В результате напряженного труда по-
явились большие холсты «В Мневниках», «У метро «Измайловская» (оба
1964  г.),  «У переезда»  (1965).  На  последнем   Дудов   изобразил   подмос-

1 Из беседы с В. Н. Иевлевым,
 
ковную станцию. Несмотря на некоторую сухость и будничность сюжета,
это произведение глубоко задушевно. Здесь, на картине, все такое знако-
мое, родное каждому москвичу — и станция, и люди, и деревья, и пост-
ройки. Все вызывает у зрителя радость сопереживания.
Дудов говорил, что, начиная творческий путь, он решил избрать своей
темой лирический пейзаж. И действительно, охваченный трепетным ли-
рическим ощущением, художник какое-то время увлекался только пей-
зажем, но очень скоро его начинает интересовать и человек — созидаю-
щий, борющийся, преображающий окружающую жизнь. Возникнув, тема
человека и его труда стала акцентом, который помог художнику глубже
выразить сущность многих пейзажных произведений, таких, как «Крас-
ная площадь. Весна. Год 70-й» (1970), «Братская ГЭС», «Первое мая»
(оба 1972 г.), «Москва. Октябрь 41-го» (1975). Тема человека, органиче-
ски объединяясь с пейзажем, создает здесь полнокровный художествен-
ный образ. В этом же ряду стоят картины, посвященные освоению зем-
ли,— «Первая борозда» и «На полевом стане» (оба 1971 г.) Они подобны
песне, полной любви и уважения к труду земледельца.

Всю жизнь Дудова интересовала тема Кремля. Еще с детских лет из
окон своей квартиры он любовался стенами и башнями Кремля, поко-
рявшими его своим величием и древностью. Став художником, он с боль-
шим пониманием архитектурной неповторимости этого памятника русской
истории пишет свои проникновенные, полные живописной красоты по-
лотна. Историческая роль Москвы, ее Кремля всегда волновала Дудова.
В сердце Москвы — на Красной площади, у Москворецкого моста — про-
исходили многие грозные события, оказавшие решающее влияние на
судьбу всей русской земли. Особую страсть вкладывает художник в рабо-
ты, отражающие период Великой Отечественной войны: тут и напря-
женность, и суровая печаль. Полотно «Москва 41-го» (1966) исполнено
с большим пафосом. Оно экспонировалось на выставке, посвященной
25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, и было отме-
чено дипломом. В 1975 году, в год 30-летия Великой Победы, Дудов вновь
возвращается к этой теме и создает картину «Москва. Октябрь 41-го».
Новая его работа отличается еще большей выразительностью. До предела
напряженная атмосфера тех незабываемых дней передана с исключитель-
ной точностью, основанной на личных впечатлениях. Здесь все полно
драматизма: на переднем плане ощетинившиеся надолбы, вдали суровый,
четкий, настороженный силуэт Кремля. Движущийся транспорт и люди
занимают среднюю часть картины. Взволнованным, упругим мазком
пишет художник тревожное небо. И в цвете, и в решении композиции
все величественно, как в большой симфонии, все наполнено высоким чув-
ством гражданственности.
В год юбилея Великого Октября Дудов создает картину «Москва. Но-
ябрь 1917 года» (1967). В этом волнующем произведении нашла отра-
жение тема Октябрьской революции. Здесь выразительность достигается
путем контрастного сопоставления больших цветовых масс — снега, неба,
стен Кремля. Доминирующий красный цвет поддерживает напряженное
состояние. Для усиления динамичности композиции художник включает
в действие облака и струйки дыма, располагает по диагонали устремляю-
щихся к центру людей. По поводу этой работы, экспонировавшейся на
юбилейной выставке, критика отмечала историческую достоверность про-
изведения, дающего образное представление о революционном прошлом
пашей Родины 1.


1 См.: А. Б е р е з и н. Всесоюзная художественная.— Московская правда, 1967,
   29 ноября.

взгляд в центр картины, где происходит само действие, подчеркивает его
главенство.
    Прослеживая творческий путь художника, мы можем отметить, что он
неоднократно пишет Красную площадь и передает то ее праздничную
 
торжественность, то великую скорбь, то поэтическую нежность и благого-
вение перед ее памятниками.
Надо сказать, что Дудов не раз обращается к теме, связанной с име-
нем В. И. Ленина. Нередко бывая в Горках под Москвой, он создал не-
сколько произведений. К числу наиболее интересных можно отнести
«Горки зимой» (1951) и «Любимая скамья В. И. Ленина» (1952). Послед-
няя картина была закуплена с весенней выставки московских художников
в Швейцарию.
Нельзя не отметить полные живописной красоты пейзажи «Дворец
съездов» (1960), и «Вечерний Кремль» (1975). О работе над «Дворцом
съездов» рассказывает В. Г. Фоминых: «Я вспоминаю 1960 год, когда
Юрий Николаевич приступил к созданию крупного полотна — «Дворец
съездов». Мы иногда вместе отпавлялись на территорию Московского
Кремля. Юрий Николаевич искал нужные точки и с удивляющей меня
скоростью писал этюды. Один, два, пять, десять с разных точек, при раз-
ном освещении и  в разное  время  дня.  И  этого  ему  было  недостаточно.

Юрий Николаевич жаловался, что все это не то, что нужно найти такое
решение, чтобы современное здание Дворца съездов естественно вписы-
валось в древнюю старину кремлевских ансамблей, гармонировало с ни-
ми и в то же время отражало дух современности» 1.
Все посвященные Москве произведения Дудова характеризуются по-
вышенной напряженностью и величественностью. И город, и дома, и кам-
ни художник как бы одухотворяет: они живут, олицетворяя историческую
память народа...


   1  Из воспоминаний В. Г. Фоминых, хранящихся в семье Дудовых.

Продолжение можно прочитать, скачав книгу о Дудове Ю.Н., Н.П.Петровичевой (скачать бесплатно)

Другие материалы о Юрие Николаевиче Дудове скачать бесплатно 

График работы

Пн-Пт 10:00 - 19:00

прием звонков ежедневно

Телефон

+7 (499) 394-27-08

УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА -

СОТРУДНИЧЕСТВО НЕ ПРЕДЛАГАТЬ!

Адрес

№1 Москва, Волоколамское ш., д.88, стр.1

№2 Москва, Новоясеневская, дом 9

Проводим встречи на объектах